?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

СМИ: факты и мнения

Германо-российский форум, 7 декабря

Сессию, посвящённую СМИ, продолжил редактор-обозреватель «Ведомостей» Максим Трудолюбов. Напомню, что это уже не первая его экспертная сессия на Форуме, о предыдущей, посвящённой универсальным ценностям, см. здесь: http://eugeniashaffert.livejournal.com/775351.html

Спикер напомнил, что слова «постфакт» и «постправда» мы стали употреблять повсеместно после доклада Питера Померанцева о технологиях Кремля в работе со СМИ, сделанного в 2014 г. (основные тезисы доклада «Угроза нереальности» можно прочитать на русском языке со ссылкой: https://openrussia.org/post/view/924/, там же приводится ссылка на его нашумевшую статью «Россия и угроза нереальности»: https://openrussia.org/post/view/111/).

Нынешние журналистские стандарты работы с фактом складывались в 50-70-е гг., именно тогда научились разделять факты и мнения. В начале 2000-х гг., с появлением новых СМИ и новых методов работы, стали говорить уже об изменении природы СМИ, о действии по другим стандартам. Сегодня ответом на чье-то слово вовсе не обязательно будет слово, это может быть и подрыв доверия к слову. Никто и не собирается дискутировать о фактах, скорее будут говорить о доверии к источнику этих фактов.

Особенно ярко этот тренд проявляется в социальных сетях, внутри них вовсе не формируется внимание к факту и уважение к его весу. Вообще, среда, сформированная социальными сетями, явление новое и уникальное. До 2010 г. (когда случилась «арабская весна») была некая эйфория по поводу их распространения и позитивного смысла, а сейчас мы видим, как по-разному отражается в реальной жизни то, что происходит в сети – очень ко времени подоспел пример с твитом Трампа, после которого рухнула цена акций Боинга.

Сессию продолжила Ирина Бороган. Она обратилась к собственному журналистскому опыту и отметила, что концепция фактов и мнений хороша, когда у журналиста есть запас по времени. В новостной журналистике ты сам создаёшь событие, как это было с Норд-Остом, когда им приходилось в режиме реального времени комментировать и как-то интерпретировать происходящее. Здесь не работает концепция фактов и мнений, просто потому, что мнений вообще ещё нет, они сформируются после, когда журналист выберет факты и будет зависеть от качества этой выборки. Читателю «мнения» остаётся только полагаться на репутацию журналиста. Наша же проблема в том, что сейчас эта самая репутация разрушена. Можно ли её восстановить? Ирина уверена, что можно, надо честно работать.

На вопрос слушателей о том, почему в российских СМИ там много лжи, авторы ответили, следующим образом: причина в том, что у нас нет опыта дискуссий, ещё с советских времён. Даже диссиденты не инициировали общественную дискуссию, скорее выражали мнения. Или вот вспомним книги Стругацких: их герои здорово рассуждают и провозглашают, но не дискутируют.

Интересно, что сегодня и раньше по-разному решался вопрос цензуры: ранее речь шла об ограничении доступа к альтернативной информации, сейчас же речь скорее идёт об уничтожении социальных сетей и других площадок как мест общественной дискуссии с помощью троллей и других методов.

Сессию завершила Елена Немировская. В контексте сказанного об опыте дискуссий она добавила, что Советский Союз оставил нам советского человека, ум которого не скептичен, а циничен. Механизм превращения в циника хорошо закрепился и продолжает реализовываться.

Tags:

Posts from This Journal by “шгп” Tag