?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Sep. 23rd, 2012

Меня зовут Евгения, я живу в Новосибирске и работаю преподавателем в университете.
В свободное от университета время я пишу книжные обзоры и критические статьи.
Ещё я люблю незатейливо порассуждать о книжках прямо здесь, в ЖЖ, а под замком тут нет решительно ничего интересного: только семья, дети, быт и всё такое прочее.
Джеймс Райан. Погодите, как вы сказали? И другие вопросы жизненной важности. - М.: Манн, Иванов и Фербер, 2018.

Автор книги, юрист и педагог, убежден: есть 5 вопросов, которые нужно регулярно задавать себе и другим. Ответы на них, и сам процесс поиска этих ответов, помогут нам жить осмысленно и соблюдать правильный баланс между сиюминутными заботами и тем, что действительно важно. Вот эти вопросы:

"Погодите, как вы сказали?" лежит в основе познания и помогает добраться до самой сути вещей. "Хотелось бы знать..." это основа основ любознательности. "Можем ли мы хотя бы..." дает начало любому прогрессу. "Чем я могу помочь?" закладывает фундамент добрых отношений с ближними. "Что по-настоящему важно?" помогает сохранить связь с глубинным смыслом нашего бытия. Если вы любознательны и способны понимать окружающий мир, если в вас не гаснет желание пробовать новое, помогать другим и учиться у них, если вы неизменно устремлены к тому, что для вас по-настоящему важно, то могу поручиться, что у вас хороший шансы ответить утвердительно, когда придет время задавать себе бонусный вопрос: получаю ли я от жизни, при всех ее издержках и несовершенствах, то, что хочу?

Эта книга началась как речь: автор, будучи деканом Гарвардской высшей педагогической школы, ежегодно должен говорить что-то вдохновляющее на выпускном. Однажды он рассказал о пяти вопросах, которые особенно помогли ему в принятии жизненно важных решений, эта речь стала популярной, её активно распространяли на Youtube. Именно поэтому он решил написать книгу, остановившись подробнее на каждом из вопросов. Так у него получилось пространное эссе, состоящее из нескольких глав. Это не self-help в привычном нам смысле, то есть не популярное изложение каких-то одобренных психологами практик, и не руководство для hr-специалиста о том, как задавать вопросы. Это порция жизненной мудрости от человека, жизнь которого вполне удалась.

Каждая глава посвящена одному из вопросов, Райан пишет, почему этот вопрос кажется ему важным и приводит массу примеров из жизни в подтверждение своей позиции. Примеры - самое трогательное во всей книге. Он рассказывает как появились на свет его дети, как он работал помощником федерального судьи и чему научился во время этой работы, как он в сорок с лишним лет познакомился с родной мамой (Джеймса Райана отдали на усыновление почти сразу после рождения), как хоронил лучшего друга. Пожалуй, эти истории интересны сами по себе, без привязки к любым вопросам и ответам, хотя манера автора делать обобщающие выводы из обычных в общем-то жизненных ситуаций не может не вызвать симпатии.

Часто какая-нибудь книга не нравится читателям, поскольку срабатывает эффект обманутых ожиданий: им были нужны рецепты, а автор рассказывает о том, как он в детстве играл с папой на заднем дворе дома, или подсовывает вместо конкретных практик рассуждение о целесообразности содержания потенциального беженца под стражей. Эта книга порадует того, кто любит истории из жизни. Истории, рассказанные хорошим человеком.

Появление героя

Андрей Зорин. Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII - начала XIX века. М.: НЛО, 2016.

Книга посвящена одному-единственному историческому персонажу - Андрею Тургеневу, современнику Карамзина и Жуковского, умершему в возрасте 23 лет, и одному-единственному источнику - дневнику этого самого Андрея (больше-то он ничего выдающегося не написал, да и почему дневник является чем-то выдающимся не-специалист вряд ли поймёт, это объяснит читателю Зорин). На примере Тургенева и его друзей, мы поймём, как идеи и поведенческие модели из книг и спектаклей заимствовались дворянами XVIII в. и становились основой их мировоззрения и эмоциональной жизни.

Вокруг этого человека и его текста автор скрупулезно реконструирует эпоху: знакомит с историей, культурой, людьми, эволюцией их представлений по поводу чувств и эмоций. Он поясняет тысячу непонятных ранее вещей про русский XVIII век. К примеру, зачем Екатерина II писала своим наивные пьесы, полные намёков относительно реальных дворян (спойлер: так она регулировала их поведение и подсказывала "правильные" с ее точки зрения реакции на разные ситуации). Или почему мужчины XVIII века были так эмоциональны и экзальтированы, чего они в 20 лет вдруг брались сокрушаться об "осени жизни" и "потере всех надежд", для чего совершали паломничества на место смерти "Бедной Лизы" и как они вообще всерьёз могли  читать "Страдания юного Вертера", а потом старательно их, эти страдания, имитировать.

Честно говоря, я ни капли не люблю XVIII век и никогда им особенно не интересовалась, хотя, конечно, пресловутая "общая эрудиция" никому пока не повредила (к примеру, теперь я куда лучше понимаю тексты Одоевского, впрочем, этот навык тоже многим покажется сомнительным и не нужным). Тем не менее, книжка оказалась чрезвычайно полезной! Дело в том, что до сих пор я мало задумывалась о том, что исторически обусловлены не только мышление и речь, но и наши эмоции. Мы подхватываем эмоциональные паттерны из общедоступных произведений искусства и поведения окружающих нас людей, а потом воспроизводим их сами. Эмоциональные реакции на то или другое явление меняются из века в век, кто-то очень талантливый (например, Пушкин или Высоцкий) может "изобретать" для нас эмоциональные паттерны, а мы будем смотреть, учиться и реагировать так, как научились. Есть даже отдельное направление в исторических исследованиях, которое называется "история эмоций" и, нет, в нём нет ничего общего с вульгарной популярной психологией и грубыми аналогиями с какими-нибудь книжками Берна, оно основано скорее на анализе текстов письменных источников, понятий и концептов, входящих в них.

Это понимание эмоций как паттерна, обусловленного конкретной эпохой и социальной группой, очень льстит моему рациональному мировоззрению. Я вообще люблю понимать и объяснять, люблю логику и понятные взаимосвязи. Теперь мне нужна новая книжка, из которой я научусь не бояться иррационального и жить рядом с ним счастливо. А тем, кто хочет узнать об истории эмоций и заодно понять, как ужасно сложно быть хорошим историком, которому нужно знать каждую деталь изучаемой эпохи, уметь работать с письменным источником и находить взаимосвязи между разными текстами, я советую почитать "Появление героя" А. Зорина. Впрочем, вряд ли можно советовать книгу в качестве досугового чтива, всё же перед нами не научно-популярная книжка для массового читателя, а научная монография со всеми присущими ей чертами.

Пара важных цитат:

"Произведение, становящееся символической моделью чувства, с неизбежностью проходит процесс деконтекстуализации и даже детекстуализации - из него вычленяется эмоциональная матрица, с которой читатель может соотнести собственные переживания, а все, что не только противоречит ей, но и просто оказывается посторонним для режима личной вовлеченности, отбрасывается и забывается".

"Для усвоения эмоциональной матрицы, порожденной литературным текстом, непосредственное знакомство с ним совершенно необязательно, популярность и репутация вполне способны заменить личные впечатления от чтения".

"Во второй половине XVIII столетия производство "публичных образцов чувствования" все в большей степени берет на себя литература, предлагавшая образцы эмоционального кодирования для широкого круга образованных читателей. <...>
Книга дает возможность заново возвращаться к испытанным переживаниям, уточнять и утончать свои эмоции, в постоянном режиме сверяя их с образцом. Самые популярные произведения того времени выполняли роль камертонов, по которым читатели учились настраивать свои сердца и проверять, насколько в унисон они чувствуют. Совместное чтение и переживание одних и тех же сочинений гарантировало распространение единых моделей чувства поверх национальных барьеров и государственных границ.
"

Мой рыцарь

Раньше, когда все показывали, какие книги они читают, ругали что-то и хвалили другое, легко было сетовать, что какая-то хорошая книга осталась незамеченной. Сейчас почти никто про такое тут не пишет, так что не понять сразу, то ли все молча читают, просто не делятся в блоге (я надеюсь, что так и есть), то ли книгу и правда не заметили.

Как раз перед Новым годом появилось несколько хороших поэтических изданий: два иллюстрированных издания Блока, поэма "Двенадцать", конечно, сто лет революции же (я кстати купила оба, потому что не смогла выбрать, какое лучше), и стихотворения Цветаевой для подростков, сборник из ранних книг "Вечерний альбом" и "Волшебный фонарь". Я третий день его листаю и не могу налюбоваться, какая отличная книга. Главное, что в ней всё так, как должно быть: подобраны как раз такие стихи, которые интересны подростку, есть комментарии, есть небольшая нескучная статья о самой Цветаевой, её семье и истории этих сборников и, наконец, такие иллюстрации хорошие! У меня не получилось хорошо сфотографировать, покажу пару сканов.


https://www.labirint.ru/books/623237/

Read more...Collapse )

На лабиринте ещё можно посмотреть, там другие развороты выложены. Мне эту книгу хочется подарить доброй половине знакомых девочек 11-13 лет, у них как раз возраст, когда такие стихи начинают читать и, если повезёт, любить, а этот сборник так сделан, умно и красиво одновременно.
Очень коротко о моем декабрьском чтении. Именно в этом месяце в какой-то момент становится совершенно невыносимо работать и хочется только лежать на диване и читать все, не прочитанное в течение занятого года (спойлер: всё не получается, только малая часть этого всего).
Поскольку книжек много, отметила звездочками те, которые кажутся мне особенно выдающимися.

Нон-фикшн для взрослых

Read more...Collapse )

ЖЗЛ: Леонид Гайдай

Евгений Новицкий. Леонид Гайдай. - М.: Молодая гвардия, 2017.

Каждый год в новогодние праздники я смотрю несколько фильмов Леонида Гайдая (нет, мне не надоело, я люблю пересматривать и перечитывать любимое). Я знаю эти фильмы наизусть, но никогда ничего не слышала об их создателе, поэтому очередной выпуск "Жизни замечательных людей", посвящённый режиссёру самых популярных советских комедий, стал моим первым новгодним чтением.

Это, конечно, чтение-мечта для любителя, хорошо знающего материал и пересыпающего речь цитатами из фильмов - а у нас половина страны таких любителей. В книге рассказывается про все (вообще все) фильмы Гайдая, от самого первого, снятого по мотивам рассказов В. Короленко, до последнего "На Дерибасовской хорошая погода...". Каждому фильму посвящена отдельная глава, из которой мы узнаем, как создавался сценарий, музыка, песни, как выбирали актёров, что Гайдай менял в процессе съёмок, кто что говорил и делал, почему некоторые его "антисоветские" фильмы не положили на полку, а другие были порезаны до неузнаваемости. В этих главах рассказывается масса тех самых подробностей, которые помогают узнать подноготную любимых произведений: почему фразу про украденного члена партии в "Кавказской пленнице" произносит Никулин, а не Мкртчан, как планировалось с самого начала, почему Бендера сыграл Гомиашвили, а не Высоцкий, а Ивана Васильевича - Яковлев, а не Никулин (роль сочинялась именно под него). Как Гайдай сотрудничал с одними сценаристами и почему с ними поссорился, что написано в первоначальном сценарии "Бриллиантовой руки" и почему множество сцен и даже персонажей поменяли.

Между главами о фильмах размещаются части, посвященные самому Гайдаю: "Гайдай и музыка", "Гайдай и Сталин", "Гайдай и книги" и другие, именно в них автор пытается представить читателям Гайдая-человека. Не сказать, чтобы это получилось в полной мере. Во-первых, у автора очевидно было не так уж много доументального материала: интервью, писем, воспоминаний и прочего, видимо, сам Гайдай был достаточно скромен и скуп на высказывания о себе самом, а его семья не очень расположена делиться подробностями личной жизни, в книге нет даже фотографий из семейных архивов. Во-вторых, показалось, что Новицкий идеализирует Гайдая (хотя это, конечно, гораздо лучше, чем, например, желание изобличать и выводить на чистую воду), и это тоже мешает воссозданию объективного образа. Он неоднократно пишет, что Гайдай - самый великий режиссёр мирового кинемтографа, у которого не было ни одного неудачного фильма, оправдывает своего героя в любых ситуациях, что местами выглядит даже нарочито. Например, в книге описана пара жестоких, совершенно диких шуток, которые режиссер позволял себе по отношению к знакомым и незнакомым, а комментарии автора исключительно комплиментарны и оправдательны. Может и вовсе стоило от них воздержаться? Или вот ещё штрих: в паре высказываний мы обнаружим, что Гайдай был очень азартным: они с женой Гребешковой годами играли в покер с друзьями на крупные суммы денег, а в США, во время съемок "На Дерибасовской хорошая погода..." режиссёр с удовольствием ходил в казино, однако никаких существенных подробностей об этой стороне его личности сообщаться не будет. Конечно, какие-то важные детали жизни нашли отражение в книге: мы узнаем, из какой семьи вышел режиссер, кто были его родители, братья и сестры, чем он занимался в войну (кстати, воевал, даже был одно время разведчиком), как стал актером и почему потом решил ехать в Москву учиться на режиссера. Немало говорится и его семейной жизни, рассказана история знакомства с Ниной Гребешковой, раскрыты их взаимоотношения, ко всем этим эпизодам автор книги подходит очень корректно, сообщает какие-то важные или смешные для создания образа моменты, но не паразитирует на бытовых темах.

Книга поможет составить целостое представление о творчестве режиссера, его базовых принципах и приемах, мы поймём, почему он снимал именно такие фильмы и чем он руководствовался, но мы толком не узнаем многих подробностей его повседневной жизни: как он жил и чем занимался в свободное время, как проходил его рабочий или выходной день, куда и почему Гайдай путешествовал и так далее. Наверное, книжку можно упрекнуть в неполноте, в то же время хочется поблагодарить Новицкого за возможность лучше и полнее узнать Гайдая-режиссёра и проникнуть на съемочную площадку любимых фильмов.
И последний пост с условными "итогами года". Расскажу о самых сильных, скажем так, культурных впечатлениях, о том, что радовало и подпитывало в 2017-м, что сейчас вспоминаю с радостью и благодарностью и даже, может, хочу повторить. Вряд ли эти все примеры могут быть использованы как руководство к действию: я мало смотрю кино и почти не слушаю музыку, так что выборка мизерна, скорее она имеет исключительно индивидуальную ценность.

Read more...Collapse )
Буквально перед праздниками в лабиринте появились две книги, которые я ждала, пожалуй, больше всех. Жаль, что теперь лабиринт привезет их мне только после праздников.

Первая - это переиздание двух повестей Николая Назаркина под одной обложкой и с новыми хорошими иллюстрациями. Наконец-то опять "Изумрудная рыбка" и "Мандариновые острова"!

https://www.labirint.ru/books/621416/

Вторую я как минимум трижды порывалась купить в заграничных поездках, когда вдруг оказывалась в книжном мгазине. Но переводила их валюту в наши рубли и в последний момент передумывала. А она - вот она! Это, конечно, долгожданный сборник Шона Тана, 96 страниц рассказов и комиксов.

https://www.labirint.ru/books/625662/
В издательстве "КомпасГид" в самом начале зимы появились две новые книги Тимоте де Фомбеля.

Этот современный французский писатель нам знаком хорошо: ранее на русском языке вышли пять его книг: две дилогии и одна книжка-картинка. Пишет Фомбель на самые разные темы: "Тоби Лолнесс" представляет собой фэнтези на темы экологии, речь идёт об исчерпаемости природных ресурсов, не экологичном производстве и борьбе за источники энергии на примере отдельного взятого дерева и маленького народца, который населяет его ветви. Другая дилогия автора называется "Ванго", это приключенческая повесть с элементами фантастики, ретро- и стимпанк-мотивами, весьма закрученным сюжетом и морем романтики, повествующая о судьбе одного загадочного подростка, который в итоге оказывается потерянным наследником. А вот "Невыдуманный мир" - это книжка-картинка, созданная Фомбелем совместно с художницей Элоизой Шеррер, в которой рассказывается полная метафор история борьбы со своими страхами.

Видимо, Фомбель любит метафоры, потому что одна из его новых книг, "Девочка из башни 330", как раз является таковой с начала и до конца, хотя я не уверена, что автор задумал именно это.Спойлер...Collapse )Собственно, этот ни капли не убедительный конец и подталкивает к мысли о том, что перед нами не фантастическая повесть, а именно что метафорическая притча. Мы читаем, как любовь и забота способны совершать революции общемирового масштаба, а бесконечная эксплуатация природных ресурсов и игнорирование экологических проблем приводят к гибели. Мысли не новые и не оригинальные, однако это, конечно же, вовсе не повод не говорить об этом с подростками, скорее наоборот, чем больше поводов к ним вернуться, тем лучше.

Вторая повесть, "Книга Джошуа Перла", сложнее и объёмнее, время действия охватывает несколько десятилетий и два разных мира, читатель побывает в страшной сказке, затем в фашистком тылу вместе с отрядом движения Сопротивления, ещё в дремучем лесу и десятках других невероятных, но любимых в литературе мест. В "Книге Джошуа Перла" мы видим те же самые сюжетные приёмы, которые автор использует в предыдущих книжках: необъяснимая, но очень сильная любовь героев на всю жизнь, смятение как вторая главная составляющая эмоциональной матрицы героев, безупречность главных героев, хрупкость их мира, непостоянство благополучия и необходимость бежать и скрываться (в "Ванго" тайный наследник престола скрывался на никому не известном острове, а тут - в другом мире, Тоби Лолнесс не был наследником престола, но бежать и скрываться ему тоже пришлось), фантастический элемент, который неожиданно (или ожидаемо) меняет историю. Интересно, что в качестве матрицы автор выбрал "Русалочку" Андерсена (и все её возможные аналоги) и любопытно встроил её в своё повествование. Он вообще мастер смешивать жанры, направления и форматы (хотя кто-то разозлится и скажет, что он мастер писать ни то, ни се): каждая его книжка - это то ли сказка, то ли научная фантастика, то ли притча, то ли любовный роман для подростков, то ли социальная драма, нередко к его прозе подходит сразу несколько таких характеристик...

Что хорошо в книгах Фомбеля, так это любовь к историям и такая же любовь к красоте: истории у него интересные, а миры и герои - красивые. Чего стоит одна мармеладная лавка Джошуа Перла и его же коллекция чемоданов со сказками! Однако автор совершенно не умеет (или не хочет) рассказывать о сложных эмоциональных состояниях и их динамике. В его книгах почти нет полутонов, а с любовью и вовсе смешно: если кто-то влюбляется, то как в народной сказке: увидел красавицу ни в сказке сказать, ни пером описать - и полюбил на всю жизнь, вот и все описание (и так до самой смерти без каких-либо нюансов и мотиваций: любить самозабвенно и жертвовать собой ради этой любви).

Статья о Фомбеле на лабиринте >> https://www.labirint.ru/child-now/timothee-de-fombelle/