?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

С. Фолкс Неделя в декабре. - М.: Corpus, 2012. Перевод С. Ильина.

Представьте себе: в Лондоне, накануне Рождества, с парой десятков разных людей происходят всякого рода события, в том числе судьбоносные. За те несколько дней, что нам показаны, истории героев идут параллельно, люди эти живут своей обычной жизнью, лишь случайно время от времени пересекаются, прямо или косвенно влияют друг на друга, а в конце каждый из многочисленных персонажей приходит к какому-то счастливому или другому значимому финалу. Вы представили себе фильм "Реальная любовь" с Хью Грантом в роли премьер-министра Великобритании? Всё совсем не так! Потому что речь идёт о книге "Неделя в декабре" С. Фолкса, и в ней куда меньше романтики, счастливых концов и всепоглощающих примирений.

Персонажи этой книги - это очень разные люди г. Лондона. Владелец хедж-фонда, состояние которого сильно превышает состояние нескольки африканских стран, вместе взятых, его сын-наркоман, промышленник из Пакистана, сын промышленника из Пакистана, который проповедует джихад и терроризм как его неотъемлемую составляющую, девушка-машинист метро, которая любит игры-симуляторы реальной жизни, адвокат, страдающий от несчастной любви, ещё несколько всяких и не всяких,  и - самый для меня в книге интересный - литературный критик. Критик, кстати, весьма неприятный (там в принципе много неприятных персонажей), он ненавидит современную литературу, и считает своим долгом написать отрицательную рецензию на любой потенциальный новый бестселлер.

Его привлекали лишь отрицательные рецензии. Крах — вот что ему требовалось: крах и испепеление — провал, падение, паника. [Простите, длинная цитата, но очень уж!]Ему нравилось, когда ядовитые молодые критики изничтожали признанных авторов, и не меньшее удовольствие он получал, когда маститые курильщики трубок прихлопывали, точно муху, какого-нибудь шустрого новичка. Его коньком была игривая, увертливая рецензия, предлагавшая читателю разделить мнение ее автора о том, что вся карьера данного писателя — попросту жульнический трюк, позволивший ему, писателю, наживаться за счет легковерных книгочеев. Трантер равно отвергал то, что предлагали погрузневшие от почестей прославленные старики и фотогеничные молодые женщины. Хвалебных рецензий он до конца не дочитывал, зато творениями рецензентов-единомышленников наслаждался. И временами посылал кому-нибудь из них почтовую открытку, на обороте которой было написано его аккуратным шариковым почерком: «Я думаю, новый… получил от вас ровно то, что заслуживает. РТ».

Литературные неудачи принимают обличил самые разные, но Трантеру нравились все они до единой: он был знатоком и ценителем разочарований, сластолюбцем позора. Еще в молодости РТ — единственный из европейских рецензентов — назвал признанный шедевр латиноамериканского романиста «разочарованием… напичканным старыми, погрустневшими тропами магического реализма… мишурой». Из всех видов авторского неуспеха наибольшее наслаждение доставляла Трантеру потеря престижа, пришедшаяся на середину литературной карьеры, поскольку она задним числом освобождала его от многолетних терзаний. Зарубежных знаменитостей он просто сшибал, как кокосы с пальмы, — благо запас необходимых для этого камней всегда имелся у него под рукой, — и это занятие стало для Трантера рутинным, его второй натурой, хоть он и сомневался, что оно может дать какие-либо результаты перед лицом всеобщих льстивых восхвалений. А вот читая похвалы сочинению британского современника, он ощущал боль в животе, острую, как колики, порождаемые гастроэнтеритом. За годы работы Трантер отыскал способы, позволявшие справляться с этой болью, — простейший состоял в том, чтобы написать анонимную рецензию, которая печаталась на последних страницах «Жабы», ежемесячного журнала, издававшегося его давним оксфордским однокашником. «Жаба» предоставляла Трантеру место для публикации мощных противоядий от рассыпаемых всеми похвал. Он объяснял смекалистым читателям «Жабы», что похвалы эти просто-напросто недобросовестны, ибо исходят они от старых итонцев, бывших любовников автора, или от «жалких олухов», павших жертвой моды. Истина же состояла в том, что рассматриваемая им книга полна «потасканных общих мест» и не заслуживает того, чтобы склонный к скепсису читатель «Жабы» тратил на нее время. А иногда Трантер, уже напечатав в газете подписанную собственным его именем рецензию на какой-нибудь роман и даже, благовидности ради, обуздавший свою критичность, а то и сдержанно похваливший оный, сочинял для «Жабы» анонимную статью, бодро его же самого и опровергавшую.



Роман представляет достаточно разнообразную панораму человеческих занятий и их деталей. Автор очень подробно пишет о работе хедж-фондов, делах финансистов, банкиров, падении/роста курса валюты или акций. Некоторые механизмы разжёваны достаточно подробно, чтобы такой финансовый лох, как я, мог прояснеть мозгами и что-то понять ужасное о нашем мире, в котором деньги живут в мире денег и почти вовсе не подкреплены материальными богатствами, как в старые добрые времена. Или вот нюансы работы водителя метро. Оказывается, водить метро - это совсем не то, что обычный поезд или там автомобиль! Есть там также подробный разбор привычных аргументов молодого террориста (или просто сочувствующего им), некоторые особенности работы британского учителя в обычной гсударственной непрестижной школе, внутренний мир человека, увлечённого компьютерными играми-симуляторами (вроде, например, Sims). Можно узнать, чем занимаются на тренировках футболисты, и так далее, и тому подобное. В общем, в книжке есть немало для того, кто знает не так много о мире современных людей, но весьма им интересуется, ну вот как я, примерно. За это же мы любим книги А. Хейли, кстати.

Но кое-чего в книжке нет. А именно: выпуклых убедительных персонажей. Точнее, некоторые из них производят впечатление живых и настоящих, а другие - это скорее статисты, созданные автором для демонстрации указанных выше дел и занятий, типичных для такого рода людей моделей поведения, мышления и эволюции, как будто они заранее запрограммированны. Собственно поэтому повествование время от времени погружает в скуку и заставляет задаваться вопросом: то ли это такой очевидный гротеск, пародия на всех, вместе взятых, - интеллигентов, миллионеров, футболистов, начинающих террористов и родителей этих начинающих террористов (стоит только вспомнить нашего литературного критика, мистера Т., и индийского промышленника, которому тот рассказывал о литературе, чтобы сказать тут уверенное "да"), то ли автор просто недоработал, придумал таких изумительных Джейн и Габриеля, а вот на Хасана и Ванессу ему уже вдохновения не хватило, вот они вышли такими невнятными? Зато вполне себе нынешняя повседневность во всей её правдивости.

Книга в лабиринте: http://www.labirint.ru/books/364175/