?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

И. Малышев Дом. - М.: ИЦ Москвоведение, 2014. - 200 с., ил. -

Бывают такие книги, о которых говорят вроде бы много, и кажется, что более-менее понятно, что это за книга и для кого она хороша. Однако с этой книгой всё совершенно иначе! Начнём хотя бы с того, что мы получаем уже второе её издание (первое вышло в 2007 г.) от "Москвоведения", при этом инициаторами его выступили, как ни странно, мамы-активистки интернет-сообщества на babyblog, кстати, на сегодняшний день самого, пожалуй, активного и динамично растущего сообщества этой тематики в рунете. Это не сообщество филологов, не место, где на серьёзном уровне обсуждаются тексты, там вообще большая часть обсуждений сопровождается какой-то кошмарной лексикой, вроде "хвастики", "хвасты", "годовасики", ой, можно я не буду перечислять всё словесное богатство, а то мне уже нехорошо. И... и... и почему вдруг такая книга?  Ну да мы помним, что есть текст сам по себе, а есть то, что видят в нём читатели. Читатели, не побоюсь этого слова, бурно восторгаются. Но, как известно, разные читатели видят очень разное. Что увидела я?

Игоря Малышева постоянно сравнивают с Гоголем Николаем нашим Васильевичем. С этим конечно хочется поспорить, мол, до Гоголя там ещё... Но если вспомнить, что прозу Гоголя современники называли липкой и тягучей и даже подарили писателю пряников в ознаменование этого (поиздеваться, ага), которые он, как все мы помним, бросил в лицо дарителю, то поневоле подумаешь, что чем-то и впрямь они похожи. По крайней мере, Малышеву хочется подарить ещё больше пряников. Хорошо вроде пишет, но сладко-тягуче, мягко-вязко. И ещё один момент нельзя не отметить: Гоголь писал на языке своего времени, а Малышев пытается писать на языке времени Гоголя, и зачастую эта самая стилизация хромает на обе ноги. Получается благостно-певуче, но ненатурально, или, как отметил один из рецензентов LiveLib, "не совсем понятно, зачем, не зная брода, автору понадобилось лезть в бурные воды стилизации. Помилуйте, батенька, не отнимают от метров аршины и не прислуживают за столом кухарки".

Впрочем, сравнивают их не только поэтому, просто оба они тяготеют к какой-то чертовщине. У Малышева нет ни одной книжки, в которой не шло бы речи о чертях и бесах, о чём-то потустороннем, внеморальном. Критики (которые кстати сразу же отреагировали на появление прозы Малышева ещё в начале нового века) даже писали о "творческом тандеме с нечистью". Однако в "Доме" нечисть очень плотно соприкасается с миром людей, она существует, как ни странно, в православном христианском мире, где есть некое абсолютное добро, которое тут олицетворено любящей семьей, гармоничным миром, где уважаются и понимаются внечеловеческие законы природы, слабые получают защиту и заботу, а оступившиеся - помощь и прощение. Силами помогающими и прощающими выступает та самая нечисть - домовой Фома, водяной Урт, садовый Голявка. Но не вся нечисть такова, есть бессовестный алкоголик-лошадный, есть темные, очевидно злые силы, таящиеся в ночном лесу, а есть Дом, который и вовсе живёт своей жизнью и собственными ценностями, вне времени, вне пространства, веками защищая своих обитателей от вторжения извне, от разрушения их внутреннего заповедного мира. Тут кстати сразу же вспоминается ещё одна знаковая книга последних лет - "Дом, в котором..." М. Петросян, с героями которой в самом конце произошло примерно то же самое, что и с персонажами истории Малышева: когда жителям интерната пришёл момент покинуть его, они во главе со Слепым смогли переместиться в другой мир, изнанку вселенной Дома, и продолжить жить в собственном, мистическом мире, не доступном миру обычных людей. Расценивать это как эскапизм, провозглашение права любого бежать от реального мира, или как метофору внутренней неповторимой метавселенной, существующей не для одного человека, а для группы единомышленников, - личное наше читательское дело, но ясно одно: в этом смысле Малышев в разы ближе не Гоголю и Клычкову, под них он, кажется, только искусно маскируется, а упомянутой М. Петросян, миру Матрицы и, неловко сказать, ибо тот текст слишком плохо написан, вселенной Пилигримов Дорофеи Ларичевой.

В неторопливом, неспешном мире начала ХХ в. мальчик Ваня из идилличного, наполненного высокоморальной и душевной нечистью Дома, переезжает в Город, где ему приходится делать вовсе бессмысленные в общемировом измерении вещи, например, ходить в гимназию или там изучать арифметику, которая конечно же не имеет никакого отношения к Самому Главному в мире Вани. Катастрофа в этих условиях неизбежна, вместо гармонии на лоне природы читатель получает Ходынку, вместо ребенка, находящегося под защитой близких и окруженного любовью, - круглого сироту. Был бы у нас роман для детей позапрошлого века, по примеру, допустим, Чарской, получили бы мы дальше историю о сиротке, несчастном, измученном, но благородном и почти святом. Может быть он даже умер бы в конце, как почти-что-святая маленькая героиня "Хижины дяди Тома", поскольку не вынес бы отведённого ему автором объёма страданий. Но мальчика Ваню придумал человек из нашего века, который точно знает, что выход есть - ведь всегда можно "спрятаться в Домик" и жить так, как будто то, что есть на самом деле, не существует, а то, что существует как бы понарошку, становится самым реальным. Мы в нашем веке имеем большой опыт такого рода пряток!

Наверное, нет смысла возвращаться к вопросу о том, почему же именно такая книга оказалась востребованной родительским сообществом, хотя это было бы логично. Потому что я толком не знаю. Может быть те читатели прочитали эту книгу как сказку о счастливом детстве? Или же они сами не хотят принимать ту реальность, в которой разворачивается детство их собственных детей, вот и тяготеют к текстам, мимикрирующим под благостную старину? Не знаю. Может быть, что оба этих предположения в корне не верны! Но одного нельзя не заметить: сейчас в нашем литературном мире, в том числе среди отечественных текстов для подростков, расплодились не только многочисленные "матрицы", в которые можно в случае чего убежать, но и всякая колоритная нечисть. Напомню лишь несколько примечательных изданий:
Г. Диков "Диковины" - М.: Контакт-культура, 2010.
Г. Диков "Белый волк" - М.: Контакт-культура, 2013.
Наиль Измайлов Убыр. - СПб.: Азбука, 2012.
А в Коротком списке нынешнего, пятого сезона конкурса на лучшее произведение для детей и подростков есть короткая сказка И. Солопова "Домовой", главный герой которой, Пафнутий, уверен, что цивилизация - она хуже войны (читать здесь: http://kniguru.info/korotkiy-spisok-pyatogo-sezona/domovoy)

Пара цитат из "Дома":
"В мире царили жара и покой. Лето разгоралось. Белёсое полуденное небо заливало всё вокруг ленью и истомой, как обещанием вечного счастья. Не хотелось ни думать, ни шевелиться. В вышине редкие прозрачные облака бесконечным кочевьем шли через великие синие степи неба. Ваня посмотрел вверх и вдруг всё в нём заиграло от какой-то непонятной радости, восторга и надежды".

"Казалось, распахнулись какие-то невидимые ворота и прямо на мальчика хлынуло невесомое теплое небо с огромным гривастым солнцем посередине. Всё вокруг вспыхнуло искрами, каждая травинка, каждый лепесток стал прекрасным и величественным, как горы, какие Ваня видел в книгах".

"- Урт, о чём камыши шепчутся? – спросил Ваня.
- О солнце, о лете, о жизни шепчутся.
- Расскажи мне подробнее, что они говорят.
Разомлевший водяной ответил не сразу.
- Зачем, пока ты мал, ты и сам всё знаешь.
Ваня не понял, о чём идет речь.
- Не всё. Вот математики я не знаю, - вздохнул он.
- А что такое математика?
- Наука такая, про цифры.
Урт пожал плечами.
- Ты не знаешь её, потому что её нет. Вы, люди, часто заняты тем, чего нет.
"

Книга в магазине: http://www.labirint.ru/books/442942/

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
so_very_svetik
Nov. 4th, 2014 09:50 am (UTC)
Это всё вместе. Эскапизм из 'общества потребления', язычество, которое также неистребимо, как... ну, не знаю, гравитация.
А больше всего- желание снова жить как прабабушки и их бабушки. В живых домах, где нет ни одной 'просто' вещи, где каждое действие не просто действие, где есть чердак, подпол, под порогом прах предков, а за полем, в лесу, нужно уметь себя вести.
Это маятник качнулся. Было время разрушения семьи, сейчас эта часть культуры очень нужна и её как могут отстраивают, людям надоело воевать, идейничать и делать деньги, которые не съешь, не наденешь и т.д. Я это вижу везде вокруг себя и без присутствия на бэбиблоге и не прочтя 'Дома'. Цитата мне Крапивина напомнила.
И да, конечно математика существует условно, всё больше как инструмент другим наукам))...
eugeniashaffert
Nov. 5th, 2014 10:05 am (UTC)
Вот чего мне лично вовсе не хочется - так это снова жить как бабушки и как прабабушки. Я вообще сильно далека от идеи существования какой-то самой правильной для человечества формы жизнестроительства. В то же время я жутко подвержена эскапизму, идейному и духовному прежде всего.
so_very_svetik
Nov. 5th, 2014 11:03 am (UTC)
ну вообще я не имела ввиду "бедно, голодно, холодно, когда война и разруха"...
eugeniashaffert
Nov. 5th, 2014 11:11 am (UTC)
Я тоже не подразумевала войну и разруху. Правда, глядя ректроспективно, мне с большим трудом вспоминаются времена, когда условные бабушки в нашей стране жили сыто и довольно. Но даже сыто-довольное условное прошлое не кажется мне лично сильно привлекательным. Мне в данный момент жизни гораздо важнее мое право быть другой, любой и разной, чем "дом с красным углом и обедом-на-всю-семью".
so_very_svetik
Nov. 5th, 2014 11:19 am (UTC)
конечно мы имеем преимущество в виде права быть разной. просто образ "прабабушка" возвращают в круг возможных личин, так сказать. собирают оттуда то, что ценно и работает и сегодня.
annaz_77
Nov. 4th, 2014 09:58 pm (UTC)
Спасибо большое за рецензию. Я поняла, что есть ажиотаж, но при беглом просмотре отзывов в Лабиринте решила, что нам с ребенком это не нужно. После вашей рецензии только убедилась в этом. А уж языковые стилизации современных авторов под "золотую" классику... не знаю, как это можно читать. Я, например, не могу.
littlereader_ru
Nov. 18th, 2014 11:31 am (UTC)
Евгения, спасибо за разбор полета. Прочла с очень живым интересом. У меня, когда читала книгу, мысль уходила в более благосклонное русло, тем интереснее ваше мнение.
Я знала, что печатался этот тираж по подписке, но не знала, кто был инициатором. Бэбиблог крут, что тут скажешь. К ним приходят на онлайн-интервью приходят авторы и издатели, они собирают подписчиков на издание нужных им книг. Удивительное рядом. А при этом ни одну ветку обсуждения постороннему наблюдателю читать невозможно.
( 7 comments — Leave a comment )