?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Порассуждать о том, как Интернет изменил нашу жизнь и взаимоотношения, любят многие. Майкл Харрис то смешит читателя своей неспособностью отвлечься от Интернета и прочитать "Войну и мир", то вдруг делается очень серьёзным и пишет книгу, которая всем нам нужна.

Майкл Харрис. Со всеми и ни с кем. Книга о нас - последнем поколении, которое помнит жизнь до Интернета. - М.: Манн, Иванов и Фербер, 2015.

Кто-то проклинает Интернет за разрушение подлинных взаимоотношений и глупости, сжирающие свободное время, а кто-то превозносит за возможность полноценно общаться и учиться тому, что было недоступно. Этот бесконечный спор остроконечников и тупоконечниками разрешается довольно просто: важна не сама технология, а то, как мы её используем. По крайней мере, автор книги приходит именно к такому умозаключению. Как-то раз он отказался от виртуальной жизни, и что, всё стало лучше? Ага, как же!

"Я искренне думал, что смогу разумно заполнить свое свободное время, после того как перестану смотреть видео про кошек и отвечать на твиты Брета Эллиса. Однако не тут-то было. Оффлайн я остался таким же болваном, как и онлайн. Единственная разница заключается в том, что мое неразумное поведение стало для меня болезненно очевидным. За это надо как-то ухватиться, хотя радоваться пока нечему".

Эта более-менее очевидная мысль книги, конечно, не единственная. Собственно говоря, автор даже не об этом берётся рассуждать. На самом деле он пытается уловить неуловимое, то есть понять, что изменилось в нас самих с появлением Интернета. Что мы потеряли навсегда? Или может быть приобрели? Открою секрет: Харрис так и не даст окончательного набора тезисов-ответов (точнее рассыпет их по всей книге, не подчеркивая значимость одних и второстепенность других), зато на протяжении многих глав порассуждает о самых разных аспектах нашего взаимодействия с сетью с непременными ссылками на "Галактику Гутенберга" Маклюэна и "Историю чтения" Мангеля, и столь же ожидаемым сравнением нынешней ситуации с революцией Гутенберга. Эта публицистика перемежается фактами, ссылками на исследования, случаи и личный опыт самого Харриса и в конечном итоге оказывается очень полезной: несмотря на очевидность ряда авторских наблюдений, мы получаем возможность суммировать собственные практики интернет-жизни и в очередной раз сделать выводы об их продуктивности или бесполезности в нашей собственной жизни.

Книга открывается прекрасной историей, которая задаёт тон дальнейшим рассуждениям: дочь приехала из эмиграции и показала своей деревенской матери, никогда не видевшей компьютера, свой дом с помощью веб-камеры. Дочь объяснила, что Интернет может показать ей всё! В ответ на это мать расплакалась и попросила показать, как живётся бабушке на том свете. Выходит, что Интернет, казавшийся нам сначала пещерой с сокровищами, имеет массу ограничений. Более того, он лишает нас многого, например, одиночества.

По мнению Харриса, утрата уединения - это главное новшество, привнесённое в нашу жизнь всемирной сетью. Но это, пожалуй, самое глобальное следствие, которое мы ещё толком и не можем оценить. Есть масса других аспектов во всех сферах жизни. Интернет полностью изменил воспитание детей и взаимодействие внутри семьи с помощью смартфонов, планшетов и мессенджеров. Видео с младенцами, пытающимися "кликнуть" по картинке в бумажной книге, показывают, как на наших глазах происходит революция, в ходе которой общение редуцируется и становится более управляемым, скука навсегда уходит в прошлое, память перестаёт быть хранилищем знаний и картинок прошлого - все это уходит во внешние носители (вообще памяти и её трансформации посвящена целая глава). Жизнь детей стала чередой "соединений и разъединений с цифровым миром". Интернет меняет детские ценности.

"Она проанализировала самые популярные американские телевизионные шоу для детей от 8 до 12 лет за период с 1967 по 2007 год. Содержание телевизионных передач такого рода (типичные представители – «Американский идол» и «Ханна Монтана») разительно изменилось. В шестидесятые годы это была тема «счастливые дни». «Чувство общности» стало ведущим мотивом с 1967 по 1997 год. А в последнее десятилетие изучаемого периода главное содержание – это слава и известность (которые почти отсутствовали в передачах предыдущих десятилетий). Ульс в связи с этим подчеркивает, что самое значимое общественное изменение в последнее десятилетие – появление интернета, а особенно возникновение таких платформ, как YouTube и Facebook. На них любой человек может заявить о себе в сети и поделиться многими аспектами своей жизни с людьми, которых он никогда не видел. Иными словами, каждый получил шанс стать знаменитым. Недавний опрос трех тысяч британских родителей подтвердил этот вывод. Обнаружилось, что в первую тройку самых популярных профессий их дети включили спортсмена, поп-звезду и артиста. Двадцать пять лет назад три первые строчки занимали учитель, банкир и врач"..

Рассуждая о влиянии Интернета на восприятие и мышление, Харрис вспоминает Дарвина и Докинза, то есть, понятное дело, говорит о теории мемов. Интернет, будучи идеальным механизмом копирования и распространения мемов, закономерно приводит к ускорению культурной эволюции, впрочем, тут автор очень поверхностен и быстро бросает тему в пользу сетований по поводу нынешней молодежи, которая не помнит мир до Интернета. Наше поколение, родившееся до глобальной сети, - последние мечтатели, а наши дети якобы утратят возможность одинокого созерцания. (Пожалуй, это спорное утверждение, ведь, несмотря на Интернет, йога и буддизм по-прежнему с нами.)

Далее Харрис указывает на очевидные опасности нашей новой открытости миру: приводит самые известные случаи кибер-буллинга, упоминает подростковые самоубийства из-за травли в сети. Больше всего его удивляет вот что: люди, которых травят из-за роликов в youtube пытаются уйти от проблемы не с помощью отказа от сети, а ещё большим погружением - новыми роликами, ещё большей публичностью, ростом сетевой активности. Это, по его мнению, характерно для цифровых аборигенов, то есть поколения, родившегося в эпоху Интернета, сросшегося с гаджетом и одержимого страстью к постоянному общению и ежеминутным контактам. Мы, пожалуй, слишком откровенны в сети, более того, нам это нравится, можно даже говорить о новой, на наших глазах возникающей "культуре публичной исповеди", что может быть и неплохо, ведь из наших сообщений и эмоций собираются огромные базы данных человеческого, анализ которых может быть поможет нам лучше понять себя и найти более совершенные формы взаимодействия. Собственно, автор книги приводит примеры подобных исследований.

Не обходит он стороной проблему фейков и распространения недостоверной информации через Интернет. В качестве примера здесь приводятся статьи Википелии с ложными сведениями и то, как эти сведения многократно копируются без проверки. Интересно, что он указывает некоторые внутренние механизмы, которые не то что способствуют, а прямо-таки культивируют эту тенденцию. Ещё одна сторона массового доверия некачественной информации - размывание экспертного и профессионального мнений. В Интернете любой, кто имеет мнение и завёл блог, - уже эксперт, тут происходит массовый дрейф от профессионалов - к непрофессионалам. Впрочем, это не ново - то же самое было и в XVI в., когда печаталась масса низкокачественной литературы, и в XIX в., когда в газетах появились разделы "Письма читателей". Именно в этом разделе книги помещены небезынтересные, хотя и краткие рассуждения о "гуглизации знания", облегчении поиска любой информации и влиянии этих процессов на научные исследования, о засилье "массовой" критики и торжестве вульгарного субъективизма на этом поле. Лучшая цитата этого раздела, на мой взгляд, из рассуждений автора об акрониме "ИМХО":

"Неизбежный спутник девальвации профессионального экспертного мнения – это завышение оценки общественной точки зрения именно в награду за любительщину. Комментарии в сети буквально усеяны акронимом ИМХО, обозначающим совершенно безобидную, на первый взгляд, фразу (in my honest opinion – «по моему искреннему мнению», или in my humble opinion – «по моему скромному мнению»). Эта аббревиатура возникает, когда нужна индульгенция на безнаказанность публичного высказывания".

и далее:

"Я привык видеть в ИМХО предвестник глупости и чепухи. Акроним обычно предупреждает о том, что комментарий либо плохо обдуман, либо пропитан предрассудками, либо пустяковый. Это элемент той культуры публичных обсуждений, в которой "искреннее мнение" заслуживает публикации и усвоения не из-за своих достоинств, а лишь за искренность".

Далее написано ещё немало интересного: революция онлайн-обучения, персонифицированные онлайн-сервисы, неустойчивое равновесие между двумя реальностями - традиционной и цифровой, фетишизация прошлого, когда в книге самым важным провозглашаются запах и шелест, а антиквариат снова в моде, и виртуальная жизнь как отказ от жизненных целей. В конце концов, зачем нам исследовать космос, когда внутри цифровых миров есть столько интересного?

Завершает автор рассказом о собственной борьбе с интернет-зависимостью: сначала он старался проводить меньше времени в сети, а затем на месяц и вовсе отказался от Интернета. Именно тут будет смешной рассказ о муках Харриса во время чтения "Войны и мира" и философское рассуждение о том, как сильно человеческая память отличается от компьютерной. Каковы результаты "аналогового августа"? Я на самом деле советую прочитать. Или провести собственный подобный опыт с тщательным его документированием!

Книга в лабиринте: http://www.labirint.ru/books/482608/
Книга в озоне: http://www.ozon.ru/context/detail/id/32117764/

Posts from This Journal by “книги для меня” Tag

  • Читала в сентябре

    Мой сентябрьский читательский дневник. Читала кое-как и урывками, потому что нужно было дочитывать рукописи "Книгуру", готовиться к…

  • Никакая она не "мама муми-троллей"!

    Не люблю, когда Туве Янссон называют "мамой муми-троллей", а тут даже в аннотации не смогли без этого обойтись. Интересно, что в аннотации…

  • Я её всё-таки прочитала!

    Даниэль Пейдж. Дороти должна умереть. - М.: Клевер-Медиа-Груп, 2017. Ретеллинги, рерайты и фанфики - штука спорая, точнее оспариваемая. Любители…

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
marievi
Jun. 22nd, 2017 08:01 am (UTC)
Женя, спасибо, как раз хотела что-то такое почитать
kate_ermakova
Jun. 23rd, 2017 02:37 am (UTC)

Спасибо! Я даже не задумывалась об этом ни разу!

( 2 comments — Leave a comment )