?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Читала в октябре, читала, а обсудить прочитанное все некогда было.

Нон-фикшн для взрослых


Джек Голдстоун. Революции. Очень краткое введение. - М.: Институт Гайдара, 2017.
Второе издание очень хорошей научно-популярной книги о революциях, первая часть теоретическая, там речь идет о явлении вообще, его причинах, предпосылках, разновидностях, ходе, движущих силах и так далее. Во второй части приведено краткое описание всех возможных революций, от революции в Древнем Египте до недавних украинских событий (нет, о последней украинской революции он ещё не пишет, только о предпоследней, т.н. "оранжевой"). В книге много толковых теоретических обобщений, кажется, она станет отличным пособием по теме для увлеченных историей старшеклассников. Вообще до недавнего времени я всегда пользовалась работой Ленина "Государство и революция", а накануне библиотечного вебинара о том, что нам делать с юбилеем 1917 г., решила найти какую-то более современную теоретическую работу, учитывающую опыт латиноамериканских и восточноевропейских революций - и не прогадала, эта книжка полнее и точнее работ Ленина по теме, в ней уточняются всем известные положения о "наличии революционной партии" или "верхи не могут, а низы не хотят", и приводятся многочисленные примеры в подтверждение этих уточнений. Очень понравилась логичность и четкость автора, теперь хочу другую его книгу прочитать, которая называется "Почему Европа?"

Майкл Паркер. Разговоры с детьми на сложные темы. - М.: Альпина Паблишер, 2016.
Я всегда внимательно отслеживаю новинки обоих издательств с названием "Альпина", спасибо им невероятное, они всегда выпускют электронную книгу одновременно с бумажной, так что я почти сразу покупаю их новинки в электронном виде и храню в отдельной папке. Плохо только, что потом начинаю их бесконечно откладывать (видимо, с целью прочитать на пенсии). Вспомнила про неё при подготовке очередного библиотечного вебинара (я всегда в конце рассказываю про какую-нибудь потенциально полезную книгу для взрослых) и быстро прочитала.
Автор книги предлагает систему бесед с детьми на разные социальные и этические темы, рассказывает, как задавать вопросы, чтобы разговор не увял, как себя вести взрослому, чтобы ребенок рассуждал, был откровенным и, в конечном итоге, не уходил от ответа, а решал для себя самого сложные этические проблемы. Завязкой каждой беседы должен служить предложенный им вопрос или какая-то непростая история, в которой, допустим, в класс пришли эмигранты и нахально себя ведут, а в ходе беседы нужно сформулировать свою позицию: как к ним относиться и так далее или, допустим, много вопросов о поведении в Интернете, соблюдении авторских прав. Книжка очень "западноевропейская", то есть там формулировки проблем о наркотиках, меньшинствах и прочей толерантности не всегда близкие с нашей стороны, но часть бесед подходит абсолютно для всех.
В конечноми итоге мне понравились в книжке не сами описания разговоров, а скорее идеи автора о том, как разговаривать, и его уверенность в том, что очень важно обсуждать с детьми сложные этические проблемы, выслушивать их точки зрения и объяснять свои собственные. Это один из важных элементов воспитания, поскольку мы (простите, я совсем уж Капитан Очевидность) не только ведь к ЕГЭ их готовим, но ещё воспитываем людей и граждан.

Андрей Левкин. Из Чикаго. - М.: НЛО, 2015.
Когда я узнала, что поеду на две недели в Чикаго, я, конечно, кинулась искать путеводитель (я знаю, что есть масса электронных приложений, у меня они были, я хотела ещё и бумажную книжку). Оказалось, что, по мнению наших издателей, в США есть два города: Нью-Йорк и Майами, никаких других путеводителей мне в продаже не встретилось. Да и вообще каких-то интересных травелогов и описаний тех мест в других разных жанрах почти не попадалось. Если говорить собственно о Чикаго, то вот эта тоненькая книжка оказалась единственной, посвящённой только этому городу. И она отличная!
Автор - филолог, и это не прошло бесследно для описания города. Он рассказывает, как приехал в Чикаго читать лекцию о литературе и нарративах, вот он гуляет по Чикаго и формулирует свои идеи о двух типах текстов, одни с героями, а другие - без, одним соответствуют одни описания городов и мест, а другим другие. Довольно быстро обнаруживается, что это такого рода игра - автор пишет о Чикаго как раз в одном из этих своих вдруг открытых стилей. И пишет, надо сказать, довольно субъективно, совсем не как телевизионный путешественник, он то переносится в московскую ведомственную столовую и подробно говорит о ней, то несколько страниц кряду расписывает особенности какого-то московского пустыря, и в конечном итоге каждое из этих отступлений как-то странно и не очевидно связывает с Чикаго. Вообще по ходу текста (отлично кстати написанного) все время не покидает ощущение, что он как будто не о Чикаго, а о самом Лёвкине, а потом ты вдруг приезжаешь в город и обнаруживаешь, что знаешь о городе чуть ли не больше его жителей: о стрельбе в бедных афро-американских районах, о проблеме чикагской реки, о том, откуда взялись звезды на флаге города и что они означают, о динозавре и loop, о скульптурах Пикассо и витражах Шагала, о многом другом, об Аль Капоне и местных легендах, связанных с ним, даже о местной прессе и скандале с Journatic, так что экскурсия по городу вдруг кажется тебе совершенно излишним ликбезом, повторением знакомой информации.
Это, видимо, значит, что всем, кто собирается ехать в Чикаго, я горячо рекомендую читать книгу Левкина. Тем, кто не собирается, впрочем, тоже рекомендую, это же просто хорошая литература, а не какой-то путеводитель.

Я поведу тебя в музей. - М.: АСТ, 2017.
Сборник коротких историй из серии "Народная книга": музейщики России, а также деятели культуры рассказывают что-то о музеях, конкретных выставках и выдающихся музейщиках. Есть истории очень удачные и интересные, как, например, про дом-музей Рахманинова и историю его воссстановления, а есть плохо написанные, они сразу стираются из памяти. Мне больше всего понравились концептуальные рассуждения о музеях, идеи о том, зачем это вообще нужно - музей, выставка. Авторы нередко уподобляют хороший музей хорошей книге, сходить туда - как что-то прочитать и прожить для себя, что-то очень настоящее, и это видение мне близко.

Фикшн для взрослых

Ольга Брейнингер. В Советском Союзе не было аддерола. - М.: АСТ, 2017.
В книге две части: в первой повесть (в аннотации она почему-то зовется романом, видимо, потому что автор охватывает большой временной и географический промежуток) о молодой женщине, которая эмигрировала в США и стала участницей психологического эксперимента по созданию нового типа личности, во второй - цикл рассказов о двух подругах, родившихся в СССР, но выросших, благодаря родителям, в США. Хотя повесть кажется не вполне удачной, а рассказы очень уж грустными, книга западает в сознание, как кусочек пазла, которого там как раз не хватало.
Героиня повести про аддерол - немка, которая родилась в Казахстане. Родственники живут в деревушке под названием Берлин, соблюдают всякие сто лет назад забытые в Германии традиции, общаются друг с другом и поддерживают свою своеобразную идентичность. Затем она последовательно живёт в Германии, Великобритании (там учится в Оксфорде), едет в Чечню (с намерением выйти замуж за богатого чеченца) и в итоге оказывается в США (за того чеченца она так и не вышла). Автору мастерски удается описание русских немцев и их особенностей (я просто сама из такой семьи, и было постоянное ощущение узнавания), вообще флешбеки героини очень здорово написаны, они нетривиальны и очень точны: адаптация после эмиграции, разные решения, высшее образование и тяга к чистому знанию как начало душевной болезни, любовь - это все она вспоминает в США, пока участвует в некоем эксперименте. И вот это самая слабая часть книги! Потому что суть эксперимента и его итоги так и остаются для читателя загадкой (или я очень уж недогадливый читатель). Зато, кажется, никто так точно для меня лично не описывал моё поколение (точнее, одну из его многочисленных групп), людей, которые родились в 80-е, в одной стране, потом росли в ситуации постоянных катастрофических изменений, увидели разнообразие и изменчивость мира и могут ездить, куда хотят (если хотят), учиться, где угодно, учить все новые и новые языки и быть очень яркими (или уметь выдумывать себе традиции и держаться за них).
Поделюсь парой цитат из книги:
"Как оказалось, я – это переплетение различных неравновесных векторов и нарушенных парадигм, которое удерживает баланс исключительно благодаря природному инстинкту самосохранения и подсознательной танатонаправленной рациональности, приводящей в действие психологические противовесы, что дает в сумме нулевое положение" (это психолог, автор эксперимента, описывает главную героиню).

"Правые или левые, с Запада или с Востока – нам все одинаково родные и одинаково чужие, и когда вы обвиняете нас в предательстве Родины, это нисколько нас не задевает и не обижает. Это ведь правда, это вы отняли у нас то, что называете своей Родиной, и ничего не дали взамен. Так что пока национальные государства борются друг с другом за то, что нам вообще не интересно, нас интересуют империи другого плана – те, где никто не будет говорить нам в лицо, что мы – безродные космополиты".

и самое для меня сильное:
"Я вообще-то родилась и выросла в стране, где однажды две зимы подряд не было света и горячей воды, где чайник кипятили над костром на улице, а спали в зимней одежде. А однажды на моих глазах четырнадцатилетний (хотела сказать мальчик — куда там) русский muzhik забил другого до полусмерти монтировкой из-за пачки сигарет. Ну а потом мне досталось эмигрировать, и на день третий, рассматривая с верхней полки двухъярусной железной кровати потолок барака номер шесть и чувствуя, как Данте и Шекспир растворя- ются за колючей проволокой лагеря для этнических немцев — переселенцев из Казахстана и прочей новоевропейской шпаны, я решила послать всех вас к черту. Потому что я не буду пятисортным гражданином второсортной эпохи лишь потому, что вы так сказали, и не буду проверять, сколько лет мне понадобится, чтобы меня в этом убедили. Я буду отрицать одну эмиграцию другой, следующей, и превращу эту бесконечную потерю в метафору, потому что тропы впечатываются в душу сильнее, чем слова, я это знаю, это моя профессия. Я буду передвигаться бесконечно, не задерживаясь надолго ни в снобистской разнеженной атмосфере Оксфорда, ни в кукольном Бамберге, ни в свежем и жестком Грозном, потому что теперь каждое расставание укрепляет мою решимость и делает меня еще более опасным солдатом моей группы."
А про вторую часть, сборник рассказов, скажу, пожалуй, только то, что автору они удались лучше повести, что, впрочем, для меня совершенно не важно, потому что книга оставила огромный след в душе, несмотря на недокрученность одной из сюжетных линий и прочие другие минусы.

То и другое для детей и подростков


Мила Нокс. Макабр. Игра в сумерках. - М.: Росмэн, 2017.
Книга из фэнтези-серий "Росмэна", вроде бы победитель прошлогоднего конкурса "Новая детская книга", начало очередной серии приключений. К сожалению, категорически мне не понравилась, читать продолжение не буду. Задумка там очень интересная: мир, придуманный по мотивам румынского фольклора, довольно жуткий и безрадостный, но с множеством тайн и секретов; герой, который участвует в игре, устроенной самой смертью. Но очень странно читать современный разговорный (довольно плохой кстати) язык в условно средневековом мире, при этом автор как будто не определился - то ли это альтернативные старые добрые времена этого мира, то ли вообще не пойми что (например, в одном из эпизодов герой вспоминает книгу про трех мушкетеров, якобы читанную когда-то, как, скажите на милость, в этом альтернативном средневековье оказалась книга из Нового времени другого мира?). Вторым существенным минусом мне кажутся герои, многие ключевые герои совершенно не выглядят живыми или сколько-нибудь убедительными, как, например, пропавшие родители главного героя: его папа в основном нудно и однообразно убеждает сына любить людей, без аргументов, просто раз за разом повторяет, мол, ты должен, и вроде как ходит охотиться, а чем примечательна мама, кроме лисьей шкуры, так и вовсе секрет. Скучные персонажи, не очень понятно, за что их любит главный герой. Ну и, конечно, необъяснимо злобные и агрессивные герои, куда же без них. Читала в интервью автора, что героев она очень тщательно продумывает, пишет на каждого многостраничное досье, так вот в тексте у многих персонажей я этого совершенно не заметила.

Марина Нефёдова. Лесник и его нимфа. - М.: Редакция Встреча, 2016.
Душераздирающая повесть про юную неформалку 80-х гг. прошлого века (дочь очень благополучных, мама - директор аптеки и папа - физик-ядерщик, московских родителей, всё есть, ни в чём не нуждается, растёт в ситуации двуличия и лицемерия, смысла в жизни не видит, будущего не видит, идёт вразнос), и её первую любовь, порядочного провинциального юношу-сироту.

Анастасия Строкина. Совиный волк. - М.: Росмэн, 2017.
Философская сказка о детстве, проведенном в закрытом городке на Крайнем Севере. Прекрасная книжка, которую я отвезла в США в подарок американской библиотеке (среди стопки других хороших современных детских книг).

Эммануэль Мезоннёв. Лунный Том, или Секретное общество Великознаев. - М.: КомпасГид, 2017.
Сказка о маленьком народце, разумных зверятах, и всяких серьёзных вещах: взаимовыручке, самоорганизации сообществ и геноциде.

*** Про обе эти книги писала в обзоре на Ёжикёжик: https://ezhikezhik.ru/reviews/8-lucsih-detskih-knig-oktabra

Юрий Тынянов. Малолетний Витушишников. - М.: ИД Мещерякова, 2017.
Сатирическая повесть о событиях времен Николая I, описана цепочка случайностей (двое солдат решили вдруг нарушить устав и сходить выпить, любовница отказала государю от дома, министр строительства напортачил со столбиками и прочее подобное привело чуть ли не коллапсу, но всё вовремя образовалось).

Александр Говоров. Жизнь и дела Василия Киприанова, царского библиотекаруса. - М.: ИД Мещерякова, 2017.
Ещё одна историческая повесть, на этот раз серьёзная и о временах более ранних - петровских. Пока государь выигрывает Северную войну и строит новую столицу, в Москве идёт своя, теперь уже провинциальная жизнь. Главный герой - руководитель первой гражданской типографии Василий Киприанов, но по сути эта книжка - слепок эпохи, её почитать - как в XVIII век съездить. Вообще очень зауважала этого автора и поняла, что буду читать другие книги Говорова, очень тщательный подход к изображению людей и разных исторических деталей.

***Про обе эти книги писала заметку для Лабиринта, там больше подробностей: https://www.labirint.ru/child-now/tuppum/

Николай Назаркин. Зяблик из клана Фениксов. - М.: ИД Мещерякова, 2017.
Небольшой рассказ, который вышл в новой серии "Такие вот истории". Реалистичная история с очень вменяемыми героями, папой и его сыном. (В кои-то веки папа не дурачок-чудачок в депрессии-инфантилизме-с повышенной тревожностью и прочими милыми чертами, с помощью которых нынче принято старательно изображать неидеальных (а, конечно, не более чем достаточно хороших) или не слишком надёжных и ответственных родителей, которых дети любят, но стесняются. Я, впрочем, совершенно не против того, чтобы отказываться от изображения идеальных взрослых, но и нарочитое вывпячивание неидеальности тоже зачастую выглядит не слишком удачно). Рассказ Назаркина очень напоминает "Честное слово" Пантелеева, хотя на самом деле он совершенно про другое.

Дарья Варденбург. Правило 69 для толстой чайки. - М.: Самокат, 2017.
Хорошая подростковая повесть в живыми настоящими героями и очень интересной темой парусного спорта. Главный герой - толстяк Якоб Беккер, который мучительно заикается и мечтает в одиночку сплавать вокруг света. Видно, что автор совершенно в теме спорта вообще, в том числе таких нюансов, как взаимоотношения с тренером, жизнь детской спортивной секции, и парусного спорта в России, ей удаются интересные хорошие герои. Хотя ещё время от времени возникало ощущение, что целые куски этой повести то ли не дописали, то ли спрятали, и читателю время от времени приходится мучительно "делать монтаж".

Posts from This Journal by “книги для меня” Tag

  • Библионочь - 2018

    А давайте как в старые добрые времена, расскажем, кто что собирается покупать в Библионочь? Если кто-то ничего не собирается, тоже рассказывайте,…

  • Нон-фикшн в марте

    В этом году у меня неожиданно получается читать совсем по-другому, да и вообще по-другому работать с информацией. Видимых изменений два: 1) Я стала…

  • Книги, которых я ждала целый год

    Наконец-то появились в продаже. Даже оформила заказ в лабиринте, целый месяц ничего там не покупала. М. Майзульс, Д. Харман. Страдающее…

Comments

mara_glad
Dec. 21st, 2017 12:24 pm (UTC)
Про "Зяблика" я тоже, пока читала, думала, что похоже на рассказ Пантелеева. Но когда ближе к финалу рассказа папа как раз произносит, что-то вроде "нечто похожее было в классической литературе", этот ход меня окончательно примирил с этим сходством. :)