?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Появление героя

Андрей Зорин. Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII - начала XIX века. М.: НЛО, 2016.

Книга посвящена одному-единственному историческому персонажу - Андрею Тургеневу, современнику Карамзина и Жуковского, умершему в возрасте 23 лет, и одному-единственному источнику - дневнику этого самого Андрея (больше-то он ничего выдающегося не написал, да и почему дневник является чем-то выдающимся не-специалист вряд ли поймёт, это объяснит читателю Зорин). На примере Тургенева и его друзей, мы поймём, как идеи и поведенческие модели из книг и спектаклей заимствовались дворянами XVIII в. и становились основой их мировоззрения и эмоциональной жизни.

Вокруг этого человека и его текста автор скрупулезно реконструирует эпоху: знакомит с историей, культурой, людьми, эволюцией их представлений по поводу чувств и эмоций. Он поясняет тысячу непонятных ранее вещей про русский XVIII век. К примеру, зачем Екатерина II писала своим наивные пьесы, полные намёков относительно реальных дворян (спойлер: так она регулировала их поведение и подсказывала "правильные" с ее точки зрения реакции на разные ситуации). Или почему мужчины XVIII века были так эмоциональны и экзальтированы, чего они в 20 лет вдруг брались сокрушаться об "осени жизни" и "потере всех надежд", для чего совершали паломничества на место смерти "Бедной Лизы" и как они вообще всерьёз могли  читать "Страдания юного Вертера", а потом старательно их, эти страдания, имитировать.

Честно говоря, я ни капли не люблю XVIII век и никогда им особенно не интересовалась, хотя, конечно, пресловутая "общая эрудиция" никому пока не повредила (к примеру, теперь я куда лучше понимаю тексты Одоевского, впрочем, этот навык тоже многим покажется сомнительным и не нужным). Тем не менее, книжка оказалась чрезвычайно полезной! Дело в том, что до сих пор я мало задумывалась о том, что исторически обусловлены не только мышление и речь, но и наши эмоции. Мы подхватываем эмоциональные паттерны из общедоступных произведений искусства и поведения окружающих нас людей, а потом воспроизводим их сами. Эмоциональные реакции на то или другое явление меняются из века в век, кто-то очень талантливый (например, Пушкин или Высоцкий) может "изобретать" для нас эмоциональные паттерны, а мы будем смотреть, учиться и реагировать так, как научились. Есть даже отдельное направление в исторических исследованиях, которое называется "история эмоций" и, нет, в нём нет ничего общего с вульгарной популярной психологией и грубыми аналогиями с какими-нибудь книжками Берна, оно основано скорее на анализе текстов письменных источников, понятий и концептов, входящих в них.

Это понимание эмоций как паттерна, обусловленного конкретной эпохой и социальной группой, очень льстит моему рациональному мировоззрению. Я вообще люблю понимать и объяснять, люблю логику и понятные взаимосвязи. Теперь мне нужна новая книжка, из которой я научусь не бояться иррационального и жить рядом с ним счастливо. А тем, кто хочет узнать об истории эмоций и заодно понять, как ужасно сложно быть хорошим историком, которому нужно знать каждую деталь изучаемой эпохи, уметь работать с письменным источником и находить взаимосвязи между разными текстами, я советую почитать "Появление героя" А. Зорина. Впрочем, вряд ли можно советовать книгу в качестве досугового чтива, всё же перед нами не научно-популярная книжка для массового читателя, а научная монография со всеми присущими ей чертами.

Пара важных цитат:

"Произведение, становящееся символической моделью чувства, с неизбежностью проходит процесс деконтекстуализации и даже детекстуализации - из него вычленяется эмоциональная матрица, с которой читатель может соотнести собственные переживания, а все, что не только противоречит ей, но и просто оказывается посторонним для режима личной вовлеченности, отбрасывается и забывается".

"Для усвоения эмоциональной матрицы, порожденной литературным текстом, непосредственное знакомство с ним совершенно необязательно, популярность и репутация вполне способны заменить личные впечатления от чтения".

"Во второй половине XVIII столетия производство "публичных образцов чувствования" все в большей степени берет на себя литература, предлагавшая образцы эмоционального кодирования для широкого круга образованных читателей. <...>
Книга дает возможность заново возвращаться к испытанным переживаниям, уточнять и утончать свои эмоции, в постоянном режиме сверяя их с образцом. Самые популярные произведения того времени выполняли роль камертонов, по которым читатели учились настраивать свои сердца и проверять, насколько в унисон они чувствуют. Совместное чтение и переживание одних и тех же сочинений гарантировало распространение единых моделей чувства поверх национальных барьеров и государственных границ.
"

Posts from This Journal by “книги для меня” Tag

  • Погодите, как вы сказали?

    Джеймс Райан. Погодите, как вы сказали? И другие вопросы жизненной важности. - М.: Манн, Иванов и Фербер, 2018. Автор книги, юрист и педагог,…

  • Зимний читательский дневник - 1

    Очень коротко о моем декабрьском чтении. Именно в этом месяце в какой-то момент становится совершенно невыносимо работать и хочется только лежать на…

  • ЖЗЛ: Леонид Гайдай

    Евгений Новицкий. Леонид Гайдай. - М.: Молодая гвардия, 2017. Каждый год в новогодние праздники я смотрю несколько фильмов Леонида Гайдая (нет,…

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
crazy_koha
Jan. 30th, 2018 11:17 pm (UTC)
Интересные мысли. Хотелось бы, конечно, верить, что паттерны мышления (Бог с ними, эмоциями) не только приобретаются нами из открытых нам источников, но и мы сами влияем как-то на эти источники...
Книжка, наверное, крутая. Но из тех, что если подвернётся вживую - может, купила бы, а специально искать и заказывать - побоюсь.
( 1 comment — Leave a comment )